Ещё раз про демократию.

Демократия, народовластие, способ организации общества, где учитываются интересы каждого человека. Таково школьное определение демократии, наверное, первое что, в большей или меньшей степени точности, приходит на ум. Однако правильно ли оно?

И так, главной посылкой данного определения, выступает понимание общества как совокупности свободных, независимых людей, где всё это множество интересов и стремлений способны найти своё равновесие только в парламентской форме организации общества. Другими словами, и более конкретно — человек выступает как абсолютно независимая, совершающая двоих действия только согласно своей «индивидуальности» Личность.

Следовательно, действия личности, её мысли и интересы есть результатом её собственной воли. Но откуда появилась эта «воля»? И здесь начинается самое интересное, потому что, по мнению апологета демократии, воля человека, его мышление, и, следовательно, все, что с ним связано — результат природы или генов, и это в том случае если наш апологет пытается, как-либо приблизится к современным научным, атеистическим трендам. Апологет-поп, проповедник в прошлом, говорит прямо, что мышление человека — результат проявления божества, менталитета, расы.  А суть то, всё равно, одна и та же — никто, из этих двух, таких разных личностей (один глупый теист, консерватор, а другой прогрессивный атеист) в школе не ходил на уроки биологии вообще, и тему наследования в частности, где чёрным по белому доказывается то, что мышление (как и зрение, хождение на двух ногах, различные спортивные и интеллектуальные достижения) есть продуктом общественных отношений.

Разница, между такими людьми, заключается лишь в том, что один уверовал в господа бога, в то время как другой — в «природу», которой этот господ был коряво подменён. Но мы идём далее. Допустим, мы примем за данность, представление о мышлении, как о продукте природы. При этом, встаёт вопрос о том, каким именно образом, происходит развитие общества, ведь как природа могла понять, что именно в двадцатом веке, а не за миллион лет до, и миллион лет после, человек должен будет изобрести атомный реактор, или, хотя бы, познать природу атома? Ведь поиск того, «из чего состоит материя», велся, начиная с эпохи древней Греции. Или попытка создать воздухоплавательный аппарат, которая стала чуть ли ни целью жизни Леонардо Да Винчи, потерпела крах в 16м веке, но уже через три сотни лет, человек сможет пересекать Атлантику по воздуху. Свобода? Нет, и наш атеистически-демократический апологет, так или иначе, вынужден сбросить ширму своей «природы», и признать существование боженьки, судьбы, божественного проведения, которое ведёт человека и человечество за руку вперёд. Вот и сдулся атеизм, а вопрос свободы, которая лежит в основе «демократии», так и остался не решенным.

Для того, чтобы дать реальный ответ на этот, довольно глубокий вопрос, мы попробуем начать, ни много, ни мало с сущности человека, тем-более, что наши верующие визави и их кухонная философия, чуть ли не на каждом шагу говорит об этой сущности, как о «Животном нутре человека».

Мы же не животные, и вопрос как раз заключается в том, чтобы определить то общее, что есть у всех людей, и чего нет ни у одного животного. И здесь, перед нами, два варианта, один из которых диалектический, а второй формально-логический. Используя последний, мы начинаем искать такую структуру, такой материальный объект, который бы стал отличительной чертой человека, но все попытки, так или иначе, венчаются тем, что после определения такой во  структуры, вроде изогнутого пальца руки, рано или поздно находят примата, или любое другое существо, с таким же пальцем, а у «учёного» Сделавшего такое заявление, о том, что благодаря пальцу человек есть человеком, начинают укоризненно спрашивать, «так кто из нас, более человечный человек?»

Более правильный, однако от того не мене абстрактный вариант, заключается в том, что учёные пытаются указать на человека, как на мыслящее существо, тем самым перенося вопрос с нахождения «материального отличительного признака», который, как мы увидим в дальнейшем, есть лишь следствием сущности человека — в сферу определения что же есть мышление. И точно также, пытаясь определить мышление как умение запоминать, читать, считать, создавать образы (а значит запоминать по образам), и т.д. упирается в попугая, дельфина, собаку, лошадь, и другие примеры того, как человек обучал подобным простейшим действиям самых разных животных. И точно также звучат укоризненные вопросы, и ехидные улыбки.

Формальная логика, с её поиском общего, как некого материального объекта, или части, находящейся у обоих испытуемых — бессильна.

Вопреки этому, диалектика определяет общее, как закон движения и развития. А, следовательно, и вопрос общего, для всех людей, заключается в том, согласно какому закону происходит движение, и движение движения (развитие) человеческого общества.

Таким общим, есть изменение окружающего мира, следовательно — познание сути вещей, и следовательно, умение разрешать противоречия. Человек меняет мир, и благодаря становится и остаётся человеком. Но данное качество нельзя приписывать отдельному, абстрактному индивиду. Благодаря тому, что человек вынужден вступать в общественные отношения, и далее — коллективно выживать, ходя на охоту, в то время как другая часть племени, должна охранять пещеру, или селение, охотник, или охотничий коллектив, по мере роста населения, вынуждены создавать новые орудия труда, посредством которых уже только и возможно получить добычу, за тот же период времени. Здесь и находит своё место, творческий потенциал человека, здесь же и становится очевидным процесс постоянного совершенствования окружающего мира. Не бог, и не гены служат двигателем прогресса, а сам человек, его достижения в области науки и техники, ставят человеческое общество на новую ступень с новыми задачами. Мышление же, есть лишь отраженной формой дела — изменения, или идеально: познания мира в той или иной области жизнедеятельности человека. Культура (как непосредственно отделенная от производства функция разрешения противоречий), или физика элементарных частиц — познаются в изменении, мной непосредственно, или кем то другим, но запечатленным в форме книги, языка. Впрочем статья для другой темы, тем более, что особо нового, после Ильенкова, и его «Идеального и интегрального», сказать пока нельзя.

Помимо этого, разделение труда, как явление общественного развития, происходит не только в сфере разделения деятельности людей, к примеру, как было показано выше, на условного вместе с этим оно выступает как отделение непосредственно производственного, от интеллектуального труда, которое далее проявляется как отделение производства как такового, от распределения результатов этого производства. Следующий шаг — появление частной собственности, эксплуатация человека, посредством продукта его же труда, «мы сами себе ставим границы и цепи..». Физический труд, в обществе уже построенном на частной собственности — гипертрофируется, появляются классы, а человек получает соответствующее этому способу труда мышление. Новый же человек, только-только родившийся, попадает в окружение того или иного класса, с соответствующим способом производства, и как результат — получает от него соответствующий способ мышления, так сказать в наследство. Интеллигенция, и те цели и стремления, которые молодая личность черпает от своего интеллигентного окружения, выступают фундаментом для её, в дальнейшем, якобы свободных мыслей, а для кухонных философов, подобная закономерность, когда чадо принимает, наследует деятельность родителей, и окружения своих родителей, принимается за кровную, божественную наследственность.

С другой стороны, рабочие, будь то продавец, или водитель, а также их окружение, их интересы ставятся в основу интересов чада, благодаря чему, ребёнок также получает в наследство такую же, подобную своим родителям деятельность.

Школа в этом смысле, уже давно не является местом с равными возможностями. Учитель смотрит на класс не как, на своё поле деятельности, где он может реализовать себя как человек, создав другого человека, а как на стадо, где цель учительствования — сбросить, загрузить знания, которые прописаны в методичке, внутрь школьников. Не годный, не воспринимающий подобный материал человек — «отбраковывается», но не пропадает, а объединяется с такими же «отбракованными материалами», уровень общения среди которых, уже есть отражением не обещания между учеником и учителем, а отражением между родителями.

Кухонный нацист-философ и здесь вставляет свои пять копеек про кровь и расу.

Человек вырастает, допустим, даже получив высшее образование, что происходит по статистике, в 10% случаев. Эти десять процентов после также отсеиваются, но уже не на уровне школы, где рынок лишь проявляет себя в качестве учителя, а непосредственно. Лишь 25% всех украинских выпускников получают работу по специальности, прочие — пополняют ряды наёмных рабочих физического труда, не имея возможности получить заветную собственность.

Но вернёмся к обществу. Чем же есть свобода, которая лежит в основе «демократии»? В отличие от свободы, как возможности опрокинуть мусорный бак (и построить на этом философскую систему о свободе индивидуальности), реальная свобода, которая лежит в основе развития человечества, и исходящая из этого развития, есть возможностью, и что самое главное, осознанной возможностью изменить окружающий мир. Другой свободы нет.

Власть же, таким образом, есть та самая собственность, получив которую, человек получает право присваивать и распределять труд других людей. Государство, есть орудием согласования интересов тех, кто эту власть над собственностью имеют, и естественно, желают эту власть укрепить, и держать при себе как можно дольше. Демократия, возможность избирать человека «представляющего мои интересы», в таком случае также имеет место, но интерес, подавляющего большинства рабочего населения, его подлинный интерес быть свободными людьми, теми, кто опрокидывает ежедневно этот мир, в самом лучшем смысле этого слова — есть табу, секретом за семью замками. Вместо этого, вместо сущностного интереса человека, выставляется явление этой сущности — высокий доход, квартира, медицинское обеспечение, и т.д. и т.д., и всё это подаётся за интерес избирателя. Исполнив, или нет свои обещания, депутат, президент партии берется защищать действительные интересы, тех, кто за него платил, и кому он своим положением и обязан. Собственники, люди с правом получать продукт труда тысяч и сотен тысяч рабочих, посредством демократии действительно согласуют свои частные интересы, таким образом, чтобы каждый остался доволен, и если повезёт, если останется после железа собственности что-либо, то чтобы и избирателю досталось несколько больше того, что он просил.

Сущность демократии, есть согласование интересов тех, кто за эту демократию платит, и партии, политики, есть лишь ртами и ушами тех денежных мешков, что за ними стоят. Вместе с тем, это действительно позволяет легитимизировать власть, так как народ же избрал «своих» Политиков, никак не иначе и власть легитимная.

Размышляющий автор.


Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Популярное

Top