Кризис капитализма и морализация классовой борьбы

В этом году, общество выходит на новый виток истории. Мировая эпидемия, обрушила потребительский спрос, и, тем самым, запустила цепочку банкротств в бизнесе, начиная с самого низкого звена, частных предпринимателей, мелкого бизнеса, и заканчивая опосредствованно связанными с ним транснациональными банками.

Однако, весь этот эффект домино, и все те явления присущие кризису капитализма — опускаются, низводятся до рассмотрения бедности «конечного потребителя» со стороны марксистов. Буквально, кризис капитализма, для наших левых, это безработица, бездомные, отсутствие медицинской помощи, и т.д. И весьма ярким примером того служит украинская организация «Социальный рух», которая в своём первомайском видео, низвела капитализм к вышеперечисленным явлениям, и, соответственно, объявила страны лишенные всех этих явлений — социалистическими странами, к примеру страны Скандинавского полуострова. Нет, вряд ли можно уличить отечественную левую публику в признании социализма среди стран, где его нет, однако тенденция интересна.

Марксисты уходят с научной точки зрения, лишенной всякой морали, и начинают искать ту самую мораль, копаться в явлениях. Из слов наших марксистов, также как и в случае «СР», капитализм себя изжил, потому что он морально (бедность, здравоохранение, и нравственность) низок. Есть, и такая точка зрения, что благодаря бедности и нищете, у рабочего класса проснётся то самое классовое сознание, и что снова, предложи мы им будущее где у них будет всего в достатке (потому что этого не будет у буржуа) — рабочий класс единогласно пойдёт за нами. Причина, подобных воззрений, также кроется, с одной стороны — в упрощении марксизма до уровня морально-нравственного учения, а с другой стороны, та ложная позиция, будто бы окружение человека, его материальное (материализм же) положение — есть условие для изменения сознания. Таким образом, к утопическому социализму добавляется и созерцательный материализм, от которого рукой подать до субъективного идеализма, и неокантианства.

Вопреки возгласам и плакатам, рабочий не просто «достоин лучшей жизни», и даже не просто «должен направить потоки прибыли, из карманов капиталистов, в свой карман», а должен уничтожить себя как класс. Эта, совершенно уникальная, на первый взгляд — спущенная с тибетских гор, мысль, есть очевидным следствием понимания того, чем есть частная собственность, и из чего, в конце концов, появляются товарно-денежные отношения. Другими словами, если бы вместо научного определения понятия рабочий класс, и не менее научного поиска Божьей благодати в социализме, люди, лидеры мнений, капитал читали внимательнее, проблемы бы не было. А она есть.

Мы начали с кризиса, с его морально-низких проявлений голода и нищеты, при том, что и то, и другое присутствует в обществе постоянно, лишь в меньших масштабах. В реальности же, кризис, есть остановкой в развитии, которая лишь проявляется во всём вышеперечисленном. Частная собственность, и стремление к максимизации прибыли, в момент падения платежеспособного спроса — идут вразрез с интересом общества, и частный собственник действительно начинает увольнять людей, чем вызывает цепную реакцию со стороны других частных собственников. Стало быть, причина кроется в интересах собственника, которые отличны от интересов общества. Следовательно, частная собственность должна быть уничтожена. Но что говорят русские марксисты? Они говорят, что в момент революции, частная собственность становится общественной. Но тем самым, они обличают полное непонимание причин возникновения частной собственности, считая что ее, возможно уничтожить росчерком, красного, революционного пера.

Но собственность не появилась от хотелки какого-то рабовладельца, который-де постановил создать частную собственность, так же, как она не появилась в результате материализации желаний мелкой буржуазии, во времена Великой французской революции. Появление собственности, точно также как появление товарно-денежных отношений (в этом смысле они две стороны одной медали) есть следствием общественного разделения труда. Именно разделение умственного и физического труда создало потребность в функции распределителя (а следовательно и присвоителя) общественного труда. Следовательно, потуги отменить, уничтожить, и т.д. частную собственность — лишь марают бумагу, да отнимают у людей драгоценное время. Частная собственность, не может быть уничтожена желанием, как не может быть уничтожена самим фактом существования советской власти. Уничтожение частной собственности, есть результатом уничтожения разделения труда, в первую очередь на физический и умственный труд (позднейших выразителями которого есть рабочий и буржуа). Следовательно, целью социалистического общества, есть сознательное уничтожение рабочего класса, самого условия его существования, и вместе с тем — уничтожение классовости общества. Но кто скажет рабочему, что его положение ужасно, и что его необходимо уничтожить? Легче, в тысячи раз, сказать, что во всём виноват капиталист (с указанием ФИО капиталиста), и что, следовательно, необходимо уничтожить его, за счёт чего, положение этого рабочего улучшится во сто крат. Но тогда стоит предупредить таких революционеров, что свято место пусто не бывает, и, не уничтожив разделение труда, такая революция лишь сменит ФИО собственника, и не будет революцией в подлинном смысле, пускай бы даже советские плакаты думали иначе.

Прогрессивизм и консерватизм политического движения, определяется сообразностью этого движения с исторической необходимостью. Но история требует уничтожения рабочего класса, следовательно, все современные левые, коммунистические, социалистические партии, по сути своей есть партиями консервативными, стремящимися более радикально перераспределить собственность, а не уничтожить её. Нет, не из-за злого умысла, просто слишком много времени тратиться на пропаганду, в то время как лучше, было бы, потратить это время на чтение книг.

Но им виднее. Нас же интересует не столько политическая борьба, сколько тот самый кризис капитализма. В реальности, кризис заключается в том, что потребность восьмимиллиардного общества есть максимальное выведение людей из сферы физического труда, и перевод последних в сферу труда умственного. Последний, противоречит стоимостному характеру производства, поскольку интеллектуальный труд, точно также как это было сотни тысяч лет тому назад — есть результатом свободного времени человека. Стоит напомнить, что стоимость есть результатом овеществленного, связанного в предмете времени, и её наличие очень сложно себе представить в мире, где время больше не будет овеществляться в предметах.

В этом смысле, одной из ошибок наших левых есть принятие интеллектуального (подлинно-интеллектуального) труда, как за нечто такое, что может быть рассчитано рабочим временем. Но эффективность творческого труда, так уж, получается, есть следствием количества свободного, затраченного на саморазвитие времени, что больно напоминает скорее труд присваивающего человека, чем человека трудящегося.

В целом, уничтожить разделение труда, значит уничтожить частную собственность, значит уничтожить капитал. Но было бы так же ошибкой считать, что именно из-за боязни потерять свои состояния, капиталисты объединяться, и пойдут единым фронтом против социалистического общества. В реальности же, всё куда тривиальнее. Уничтожение разделения труда в частнособственническом, а значит и конкурирующем обществе, не может быть проведено, поскольку с одной стороны — необходимо переводить массу рабочего населения на рельсы творчества, а значит переобучать миллиарды и миллиарды до сих пор загнанных людей, что не может совершить своими силами, не просто отдельный капиталист, но и государство вроде КНР. С другой стороны — необходимо переоборудовать сотни и тысячи предприятий, вместо того, чтобы купить лишнюю сотню рук, где-нибудь в южной Индии, на берегу Индийского океана.

Оба действия, так или иначе, упираются с одной стороны — в отсутствие такого спроса, который мог бы удовлетворить тысячекратно возросшую производительность труда (пускай бы даже на то есть объективная, общественная потребность); а с другой стороны, никто не даёт гарантий, что все страны вокруг поступят также. Ведь частная собственность, это в том числе и конкуренция, которая толкает людей не на выделение из толпы, а на единство с толпой. Попробуй, какой-нибудь частный капиталист, перенаправить деньги из развития предприятия, на развитие социальной инфраструктуры в индивидуальном порядке, как он тут же увидит, что его место на рынке было занято другим, более меркантильным человеком. Государство, как ассоциированный капиталист, ничем, в этом смысле, не лучше.

Кризис капитализма, кризис перепроизводства — лишь проявляется в нищете, войнах и голоде, но было бы ужасной ошибкой принимать их за сам кризис. Возводя на вершину мысли, и марксизма подобные суждения, отечественные (да и не только) левые, напрочь забывают о причинах, чем и скатываются в реакционизм, который очень просто прикрывается моральными рассуждениями. Фактически, речь идёт о том, что социалистическая революция, в видении наших утопических социалистов, есть перераспределением. Но чем в таком случае, они отличаются от какого-нибудь Берни? Кризис капитализма, есть невозможностью дальнейшего общественного развития, в первую очередь, из-за озвученных выше причин. Разделение труда, классовое деление общества и товарно-денежные отношения не способны далее выражать интерес общества. Роль выразителя интересов, переходит в руки того самого угнетённого класса, который должен уничтожить себя как класс, и, тем самым, разрешить общественное противоречие между производственными отношениями, и производительными силами. Именно для уничтожения классового деления, с целью создать некое общество будущего, где человеческая творческая деятельность станет «непосредственной производительной силой», именно за это общество, должен бороться левый, прогрессивный фланг, потому что в противном случае, человечество встретит свой ядерный конец. Вот и вся мораль.

Огнёв А.

 

От РКД: просим наших читателей вступить в дискуссию относительно вышеуказанной статьи в комментариях ниже.

 


Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Популярное

Top