Пролетариат начинает, но пока и не выигрывает

Недавно предприятие Днепровский металлургический комбинат (ДМК), что в бывшем городе Днепродзержинске, а ныне – в непонятно каком населенном пункте Каменское, было поглощено горно-металлургическим холдингом «Метинвест» Рената Ахметова. Что, собственно, вполне ожидаемо. Ахметов потерял источники добывания денег в виде предприятий на Донбассе, ну и теперь потихоньку отгрызает лакомые кусочки у коллег олигархов на остальной территории Украины. Те в свою очередь, по тем или иным причинам, эти кусочки отдают. В общем, идет будничная тусовка крупных «акул» украинского бизнеса, описанная Карлом Марксом еще более 150 лет назад.

ДМКД

Прибыльные «убытки»

Понятное дело, и продавец, и покупатель считали и считают, предприятие убыточным. Их экономисты постоянно об этом напоминают, когда речь идет об экологии, или налогах, или о повышения зарплат рабочим. Но при этом Индустриальный союз Донбасса (ИСД), бывший владелец ДМК, «сдал» предприятие за 9,17 млрд грн (!), по-джентельменски, оставив себе все долги комбината. Ну а Ахметов в свою очередь купил «чистое» без долгов предприятие, чтобы и далее множить свои «убытки», которые у него непрерывно множатся последние лет 20-25. Вот какие удивительные у нас олигархи – все делают себе в убыток, а тем временем поднимаются в рейтинге Форбс!

По сути, весь украинский бизнес убыточный! Начиная от «постоянно плачущих» владельцев маршруток, которым надо срочно поднять цены на проезд, чтобы выйти «в нули», до страдающих от «непомерных» налогов олигархов, которым нужно срочно поднять цены на энергоносители, чтобы тоже покрыть вечные убытки.

Ну а если серьезно, то ДМК входит в пятерку крупнейших металлургических комбинатов страны, выплавив в 2020 году 2,56 млн тонн стали. По данным украинского «Форбс», продажи составили 27,5 млрд грн – 72% поставок отправляют на экспорт. Непокрытый убыток по отчетам комбината к 2020-му перевалил за 70 млрд грн и превысил стоимость всех активов предприятия. В 2020-м ДМК отчитался об убытке в 1,2 млрд грн. Комбинат, с 2003 года находящийся в собственности «Индустриального союза Донбасса», объясняет проблемы дороговизной электроэнергии и ростом ренты на добычу железной руды.

К слову среди крупнейших кредиторов: металлотрейдер «Оптимал Трейд», которому ДМК задолжал за поставки железорудного сырья 20,9 млрд грн, и тот самый «Метинвест» с претензиями на 20,7 млрд грн.

И вот Ахметов приобретает это убыточное предприятие, чтобы делать прибыль. Просто предприятие производит квадратную заготовку и длинный прокат. Ту самую, которую Ахметов утратил вместе с потерей контроля над Енакиевским и Макеевским заводами на Донбассе. Но и это еще не все! Помимо ожидаемой прибыли от экспорта заготовки у «Метинвеста» остается право истребовать долги, уже перед ДМК, со стороны третьих лиц на 12,4 млрд грн ($453 млн). По данным инвесткомпании Concorde Capital, 99% долга перед ДМК числится на зарегистрированной в Белизе (Британском Гондурасе)  компании Palermita Management Ltd, директором которой значится Максим Азархов. То есть, лишь один долг уже покроет все затраты на покупку предприятия и даст олигарху чистую прибыль.

Средства производства «зависают»

А вот какое место в этих всех схемах продаж и перепродаж, оффшорных долгов и декларированных убытках, отводится простым труженникам предприятия? Да, в общем-то, никакого. Они – не более, чем средства производства. Причем, обходящиеся дешевле любых роботов и дающие, возможность продавать продукцию по мировым ценам, а платить зарплаты им, по украинским.

А вот что будет с журналистом, если простая компьютерная программа набора текста  зависнет, или испортится? Он просто ни строчки не напишет и не получит свой гонорар. Вот и олигарх тоже боится, если его средство производство — дешевые рабочие, «зависнут». Все хитроумные схемы и умные расчеты возможной прибыли рухнут. Но у любого олигарха есть рычаги, чтобы не допустить такого «зависания». Это, прежде всего, влияние на власть в стране и свои карманные профсоюзы на каждом из предприятии. Схема предельно проста. Одни отвлекают, другие бездействуют, ну а третьи, забирают у рабочего его долю в производственном процессе.

Так например работники уже у нового собственника предприятия не получили премии, которая составляет всего-то 3-4 тысячи гривен, аж 150$ в мировом эквиваленте. И тут вдруг неожиданно для всех, а особенно для профсоюзов, рабочие стали «зависать», вернее бунтовать. Причем, что самое странное, пролетариат, которого по мнению либеральных политологов уже нет вообще, сам, без какой либо помощи извне, самоорганизовался и стал подготавливать забастовку. По источникам, просивших себя не называть, на ДМК поднял бунт основной цех завода. Рабочим «вдруг» надоело работать за подачки от хозяина, и они потребовали более реалистичной оплаты их труда! А именно, рабочие предложили поднять их зарплату на 70%. К сожалению, на 700 работников цеха, пролетариев оказалось чуть больше ста человек, которые подписали петицию с требованием повышения зарплаты и пригрозили забастовкой. Остальные, попросту испугались, и решили выждать. «Прокатит» — хорошо, и мы присоединимся. Не прокатит — так наша хата с краю, мы же не бастовали.

Еще жив в памяти пример, когда бастовавшие в прошлом году шахтеры, добившись удовлетворения части своих требований, весь этот год «отплевывались» от судебных преследований со стороны родного государства. Недавно, к слову, «отплевались». Все обвинения были сняты, но крови им попортили изрядно. Так что, страх рабочих-металлургов вполне объясним. Да и сама форма забастовки в случае с ДМК была составлена юридически неверно, с нарушением закона о забастовках, который в свою очередь направлен на недопущение этих самых забастовок. Ну а уж юридическая безграмотность нашего населения это, можно сказать, особый бренд, отличающий все постсоветское население от европейского. У нас даже президент не считает Основной Закон страны законом и спокойно правит, накапливая, нарушения статей УК своей же страны.

Но, тем не менее, администрация ДМК дрогнула даже от этого незапланированного бунта. Прошла встреча руководства со стихийным забастовочным комитетом. Требования были, конечно, урезаны до минимального предела. В результате, рабочих таки лишили премии, но зато ввели фиксированную 20% надбавку за вредность и пообещали повысить зарплату на 5-7%. Получился такой вот «нулевой» вариант. С организаторами акции, в отличие от бастовавших шахтеров, администрация ДМК поступила вполне «травоядно». Их просто раскидали по другим цехам, чтобы разобщить пролетариев и не дать на этой основе создать даже подобие независимого профсоюза. Сообщений о каких-то других репрессиях пока не поступало.

Но тут важен другой факт. Ведь это, наверное, первый случай в нашей новейшей истории, когда пролетариат смог самоорганизоваться, без привлечения каких либо сил извне в виде независимых профсоюзов. Да, с грубыми ошибками. Да, юридически не корректно. Да, не получилось той массовости, как хотелось бы, которая могла бы и горы свернуть. Но пролетариат уже готов к действиям за свои права и россказни о его «смерти» — дуты! Доказано уже на практических, и вовсе не единичных примерах.

А что Ахметов? Ну, продолжит считать свои «убытки» и платить рабочим «прибыль», в половину от европейского пособия по безработице. Во всяком случае до тех пор, пока процент пролетариата среди всех работающих на него рабочих, не достигнет хотя бы половины. Ну а потом, придется ему, впрочем, как и другим олигархам, поделиться с рабочими уже своими «убытками», вознесшими его на верхние строки рейтинга «Форбс».


Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Популярное

Top